Уколы в живот, кислород, антибиотики. Как на Гомельщине лечат пациентов с COVID-19

31.10.2020 в 12:28
Андрей Липский, "Ранак"

Эпидемиологическая ситуация с заболеваемостью коронавирусом covid-19 вновь обострилась. На смену периоду относительного затишья, когда уже многим стало казаться, что коварный ковид без остатка растворился под летним солнцем, в сентябре пришла новая волна пандемии. И вновь наплыв посетителей в поликлиниках и переполненные стационары больниц. Мы попытались узнать, где и как лечат светлогорских пациентов с covid-19.

— В середине сентября я пошла в отпуск, и почти две недели моталась между домом и огородом, занималась уборкой урожая на даче, — рассказывает жительница Светлогорска Надежда. – Ездила на обычном пригородном автобусе. Ни я, ни другие пассажиры при этом повязки не надевали, но я потом сразу бежала к умывальнику вымывать руки с мылом. И вот вернувшись домой после очередных выходных, проведённых на даче, 28 сентября я почувствовала озноб, у меня начался кашель. Померила – температура 37,4, ухо начало покалывать…

Как это свойственно многим из нас, Надежда не пошла на приём в поликлинику («в тех очередях ещё больше заразишься!»), а направилась в ближайшую аптеку, где купила порошки и таблетки для разжижения мокроты, другие медикаменты для лечения респираторных заболеваний, а также упаковку антибиотиков – «на всякий пожарный».

— Так я лечилась дней семь, — рассказывает Надежда. – С 4 октября у моего мужа тоже начался сильный кашель, температура поднялась до 38. Про ковид и мыслей не было – думали, простуда такая. На самое страшное же не думаем… В какой-то момент я обнаружила, что запаха не слышу никакого, что еду будто хлоркой обработали, и она потеряла всякий вкус. Что самое вкусное было – стало отвратительным. Температура ночью 38, днем может 37,4, но кашель такой, как будто выворачивает тебя наизнанку при любом запахе, хотя запах не ощущаешь. Потом начинаешь задыхаться… Скоро мы вообще перестали есть, потому что аппетит пропал напрочь. Но самое страшное началось, когда стало «крутить» все суставы. Болел каждый сантиметр тела! Спать можно было только сидя – ни на спину, ни на живот не лечь. Вот так всю ночь и катаешься…

Видя, что положительного эффекта от самолечения нет, 8 октября Надежда всё же решила вызвать на дом врача. На вызов пришла терапевт поликлиники №2, обслуживающая один из участков в «старом городе». У мужа Надежды врач услышала хрипы в лёгких, и сразу же выписала ему направление в стационар, а Надежде дала направление на КТ.

— Муж пошёл в больницу, ему сделали томограмму, которая показала двухстороннее воспаление лёгких, — рассказывает женщина. – Анализ крови на ковид был отрицательным, и его положили на второй этаж терапевтического корпуса. Назавтра я тоже пошла на КТ, у меня также диагностировали двухстороннее воспаление лёгких с поражением 40% лёгочной ткани. В 107-м кабинете поликлиники мне дали направление в больницу.

По словам Надежды, в приёмном покое своей очереди на госпитализацию ожидали десятки людей, а стол медперсонала был буквально завален направлениями и прочими документами.

— В первую очередь принимают людей, которых привозят на машинах скорой помощи, — рассказывает Надежда. – Им ведь нужно проследить, что их пациента приняли, и ехать дальше. Поэтому я сидела очень долго, а «скорые» всё подвозили и подвозили людей. Всем поступающим делали КТ – этот кабинет работает круглосуточно, и брали анализ крови. У медиков, конечно, очень большой напряг в работе, очень… Некоторых же привозят в тяжелом состоянии, они идти сами не могут, и той же санитарочке надо быстренько посадить человека в каталку, отвезти его на КТ, потом привезти обратно, потом поднять на этаж… Я пришла туда к 19 часам, а положили меня примерно в 22:30.

В приёмном покое Надежде сделали экспресс-анализ крови, который оказался положительным. Она предупредила персонал, что её муж также госпитализирован с пневмонией, но его анализ не показал наличия коронавируса в организме.

— Врач в приёмном покое меня поблагодарила за эту информацию, пообещав разобраться, — продолжает свой рассказ бывшая пациентка Светлогорской ЦРБ. – Меня положили на четвёртый этаж, а назавтра я узнала, что моего мужа сначала перевели на третий этаж, так как повторный анализ всё же показал ковид, а потом у него сильно снизился уровень кислорода в крови, он начал задыхаться, и его перевезли в реанимацию. Там он в тяжелом состоянии провёл 10 дней, даже собирали консилиум врачей.

По словам Надежды, весь терапевтический корпус Светлогорской райбольницы, по сути, сейчас представляет собой сплошное инфекционное отделение. Все четыре этажа корпуса отданы для лечения больных с пневмониями. На втором этаже – «чистая зона». Здесь лежат пациенты с отрицательным анализом на ковид. С третьего этажа начинается «грязная зона», куда госпитализируют больных с подтверждённым положительным ковид-статусом. Пациентам категорически запрещено перемещаться с одного этажа на другой под страхом немедленной выписки с перечёркнутым красной полосой бюллетенем. Весь медперсонал «терапии» облачён в противоэпидемические костюмы-«скафандры».

— Конечно, в больницу если попадешь – это ужас, — эмоционально рассказывает Надежда. – Там столько людей, так они страдают… Отделение переполнено: если, скажем, четвёртый этаж рассчитан на 80 мест, то когда я лежала, уже было 100 человек. Уже в каждую палату поставили по пятой койке. И в коридорах стоят койки… На пятом этаже, по рассказам медсестры, такая же ситуация. Многие в возрасте. У меня в палате лежала бабка 88 лет, и у неё начались проблемы с головой – по ночам ей казалось, что она рожает, и сильно кричала. Мы её то накрывали, то успокаивали, то медсестёр звали… У другой женщины болезнь Паркинсона, слабо руки-ноги работают: очень медленно ходила, ей нужно было помогать до туалета дойти, еду ей подавали, на телефон отвечали – короче взяли над этой старушкой опеку. У неё падал кислород, и она днями лежала под кислородной маской. А по вечерам начинались проблемы: она то задыхается, то побелеет, то её знобит, то губы синеют…

Лечение, по словам Надежды, было практически для всех одинаковое: кислород без ограничений для пациентов с низкой сатурацией (кислородное насыщение, — прим. ред.) гемоглобина, антибиотики внутривенно, гормональная терапия, таблетки амброксола либо порошки АЦЦ, и всем – «уколы в живот». Как пояснила мне знакомая медик, такие уколы – элемент тромболитической терапии, позволяющей избежать одного из осложнения covid – геморрагической пневмонии, когда альвеолы лёгких заполняются кровью и она там сворачивается. Уколы делают специальными маленькими шприцами с очень тонкой иглой – так что это совсем не больно.

— Видела ли я, как там умирают люди? Видела… У нас на этаже лежали муж и жена, пожилые уже. Она – у нас в палате. Её муж каждый день свою бабку проведывал: придёт, поговорит, расспросит, что она хочет, тут же позвонит дочери, чтобы, к примеру, апельсинчиков принесла. Нам врач сказала, что вообще нужно много пить и хорошо питаться, если еда лезет. Потом этот дедок перестал ходить. Ну и мы спросили врача, почему это к нашей Михайловне муж не приходит. А она говорит, что он рано утром умер. Оказалось, что у него было больное сердце, а ковид очень действует на онкобольных и сердечников. Ни мы, ни родня этой женщине про мужа так ничего и не сказали…

В стационаре Надежда провела 12 дней, и 20 октября её выписали под обязательство 9-дневной самоизоляции.

— В тот же день моего мужа выписали из реанимации и перевели на четвёртый этаж, где лежала я – значит, у него состояние улучшилось, — рассказывает женщина. – А я задыхаюсь, и всё. Потливость ужасная – только что начну делать, через полчаса уже вся мокрая, как будто меня кто-то водой облил. Меня предупредили, что и одышка будет, и слабость, и будет шатать из стороны в сторону, но лечения никакого не назначают, потому что курс антибиотиков я уже получила. Эти симптомы могут продолжаться до трёх месяцев. Сейчас моя задача – разрабатывать лёгкие. Нам показали специальные дыхательные упражнения. Спать нужно только на животе, подложив под грудь подушку, чтобы легкие были полностью расправлены. Дело в том, что после воспаления лёгких, вот как у меня, когда 40% повреждено, лёгочная ткань становится хрупкой, как стекло – так мне это объяснили. Через три месяца я должна пойти на прием к своему участковому врачу и снова взять направление на КТ. Чаще нельзя – это хоть и небольшое, но радиационное облучение.

29 октября мужа Надежды выписали из стационара на амбулаторное лечение, а ей самой закрыли больничный лист.

Тем временем…

Министерство здравоохранения Беларуси выпустило новый приказ, регулирующий работу подведомственных учреждений по оказанию медицинской помощи людям с covid-19. Циркуляр №1106 от 20 октября 2020 года содержит ряд нововведений от предшествующего приказа на эту тему, датированного 5 июня 2020 года.

— Принципиальное отличие нового документа от всех предыдущих приказов, по которым мы работали с пациентами с covid-19 – это уменьшение сроков наблюдения за контактами первого уровня, – пояснила заведующая районной поликлиникой Светлогорской ЦРБ Ольга Громыко. – Если раньше мы наблюдали 14 дней от момента контакта, то теперь мы наблюдаем 10 дней. При этом сроки наблюдения нам указывает зональный центр гигиены и эпидемиологии (ЗЦГЭ). Контакты первого уровня сейчас обследуются на ковид лишь однократно – за 2-3 дня до окончания наблюдения. Они могут обследоваться как методом ПЦР (мазок), так и экспресс-методом, когда берётся на анализ кровь. При выборе метода обследования мы исходим из обеспеченности ЦРБ на текущий момент тест-системами, а также длительностью очереди на обследование, чтобы максимально оперативно получать результаты и не затягивать сроки.

Как уточнила Ольга Валентиновна, если после однократного обследования у контакта фиксируется положительный результат, он переводит в раздел заболевших covid.

— В документе предусмотрено несколько степеней тяжести covid, — продолжает Ольга Громыко. – «Лёгкая бессимптомная» – когда человека практически ничего не беспокоит, «легкая» форма – когда есть минимальные проявления (небольшая температура, минимальные проявления респираторной инфекции), «среднетяжёлая» и «тяжелая» формы, которые характеризуются уже осложнениями – развитием пневмонии и так далее. Ранее мы любые формы covid-инфекции наблюдали 21 день от момента постановки диагноза (у контактов – от даты последнего контакта с заболевшим). По новому приказу, для легких бессимптомных форм срок самоизоляции сокращается до 14 дней (со дня постановки диагноза covid – для заболевших, и от даты последнего контакта (её нам указывает ЗЦГЭ) – для контактов. Если бессимптомная инфекция covid выставлена не у контакта, а другим каким-либо категориям лиц, то 14 дней от момента установления диагноза. При легких формах вирусных инфекций, вызванных covid – тоже 14 дней либо до купирования основных симптомов: температуры, кашля и так далее. Более тяжёлые формы – пневмония средней тяжести и тяжелые, – сохранился срок самоизоляции 21 день, а больничный лист может длиться и больше – в зависимости от конкретной клинической ситуации. Если человек ещё не здоров, больничный лист может быть больше трех недель. При этом будет получать лечение, но по истечении 3 недель с него снимаются мероприятия по ограничению социальных контактов.

По данным телеграм-канала Минздрава, на 29 октября в Беларуси зарегистрированы 96 529 человек с положительным тестом на COVID-19, выздоровели и выписаны 85 332 пациентов, у которых ранее был подтвержден диагноз COVID-19, всего проведено 2 444 162 теста. Учитывая, что на 28 октября в Беларуси было 95 545 инфицированных, суточный прирост в 984 человека стал рекордным за весь период пандемии ковид-19 в Беларуси. Прежнее пиковое значение в 973 случая в сутки было зафиксировано 29 апреля 2020 года. С начала распространения инфекции на территории страны (февраль 2020 года) умерли 973 пациента.

Обсуждение