“После сорока дней боль не ушла”. Как живёт семья погибшего во время протестов гомельчанина

09.10.2020 в 18:34
Елена Бычкова, TUT.by

Два месяца прошло с президентских выборов в Беларуси, после которых страна пережила беспрецедентное насилие. Во время протестов погибли три человека — Александр Тарайковский из Минска, Геннадий Шутов из Бреста и Александр Вихор из Гомеля. Информации об уголовных делах по статье «Убийство» до сих пор нет.

«Эта грубость, избиения — всё это просто его сломало. При этом мой сын был здоров»

В комнате Саши — порядок и тишина. На столе — портрет, перед ним стоит лампадка. Горит уже 60 дней. С тех самых пор, как стало известно, что Саши больше нет. Столько же времени его родные пытаются понять, что произошло с их сыном в тот роковой август, когда сначала он попал в автозак, а через три дня нашелся в морге. С момента начатой Следственным комитетом проверки прошло уже два месяца — но причины смерти Александра Вихора из Гомеля до сих пор не названы.

"После сорока дней боль не ушла". Как живёт семья погибшего во время протестов гомельчанина

Напомним, 25-летнего Александра Вихора задержали вечером 9 августа на улице Советской в Гомеле, когда он ехал к своей девушке. Родные искали сына три дня: звонили и ходили в РОВД, дежурили до ночи у СИЗО и ИВС. И только когда 12 августа приехали в милицию писать заявление о пропаже человека, стало известно: Саши нет в живых еще с 11-го числа.

В тот же день в Следственном комитете рассказали свою версию произошедшего. Мол, Александр Вихор был задержан сотрудниками милиции за активное участие в несанкционированном массовом мероприятии. Постановлением суда он был привлечен к административной ответственности в виде ареста сроком на 10 суток. Мужчина был направлен к месту отбывания наказания, где у него резко ухудшилось самочувствие. Гомельчанин был доставлен в больницу, там умер. «В ходе первичного осмотра видимых телесных повреждений, которые могли стать причиной смерти, обнаружено не было», — прокомментировал СК.

Задержание Александра попало в объектив нашего фотографа. Фото: Сергей Комков

Еще через день следователь сообщил родным, что Саша умер от передозировки наркотиков. Родители были просто в шоке: да их сын даже не курил никогда! И потом, какие наркотики? Если он несколько дней находился под стражей! Возмущенные родственники написали жалобу — в итоге, рассказывают они сейчас, «следователя наказали, а его руководитель лично извинился перед нами».

Потом были похороны и дни — словно в тумане. После сорока дней боль не ушла, а кажется, стала еще невыносимее, признается мама Саши, Светлана Григорьевна. Но надо как-то жить дальше. После работы бежать на кладбище. Потом — в опустевшую квартиру. А еще — ждать звонка или письма от следователя.

Не единожды Вихоры обращались в прокуратуру о возбуждении уголовного дела на сотрудников милиции за неправомерные действия в отношении их сына, но ответ пока один: ждите результатов проверки СК. Ее сроки, говорят родители, уже дважды продлевали.

В начале сентября родных, наконец, пригласили в Следственный комитет.

— Беседа длилась часа три, и все это время мне задавали какие-то странные вопросы — на мой взгляд, мало относящиеся к делу. Когда Саша в садик пошел? Как учился? Чем занимался? Я бы не очень на это обращала внимания, если бы не узнала, что потом к следователю стали вызывать Сашиных знакомых и друзей и у них спрашивали уже другое: например, пил ли Саша какие-то лекарства или таблетки, — рассказывает Светлана.

— Кстати, сюда, в Костюковку, рассказывали соседи, тоже приезжали какие-то ребятки, — говорит отец Саши Александр Михайлович. — Чуть не всю улицу опросили, что за семья, были ли у них какие-то нарушения, просили охарактеризовать Сашу, ну всякое такое. Мы понимаем: что-то «рыли», но придраться им не к чему — у нас правильная семья и очень хорошие дети.

Вихоры видели тело сына в морге. Они считают, что Сашу били, у экспертов же было другое объяснение.

— Нас долго уговаривали не смотреть. Потом раскрыли немного этот мешок. А я взяла — и раскрыла его полностью. Они, конечно, не ожидали такого. Как и того, что я начну тело осматривать. Подняла его головушку: на затылке большая вмятина, как выемка. Они говорят, мол, это трепанацию ему делали. Я говорю: «Посмотрите, ребра играют». На что мне ответили, что их могли поломать, когда его откачивали. Гематомы — под коленями, на поясничной зоне, на плечах, локтях и запястьях — назвали трупными пятнами.

Родные Саши стали искать свидетелей — таких же задержанных, которые находились с Сашей в последние дни и часы его жизни. Они нашлись: кто-то ехал с Вихором в автозаке, кто-то лежал несколько часов рядом, уткнувшись лицом в пол в РОВД, кто-то был с ним на следующий день в суде. Все они уже дали показания в СК.

Вот какую картину восстановили свидетели. Поздно вечером Сашу с остальными задержанными привезли в Железнодорожный РОВД. Там в спортзале их оформляли всю ночь. Под утро увезли в ИВС — и уже там Саше было плохо. Он все время лежал. Кто-то из сокамерников даже уступил ему свой, нижний, ярус. Также свидетели рассказывали, что неоднократно сообщали работникам ИВС о том, что Саше нужна помощь, на что по ту сторону двери советовали умыть парня холодной водой. Днем 10 августа Сашу повезли на суд, после которого его состояние еще больше ухудшилось. Свидетели вспоминали, что он стал вести себя странно, будто потерялся во времени и пространстве.

— Говорят, у него был шок, все повторял: «Пацаны, я ни в чем не виноват». Я знаю своего сына: он верил, что он не виновен, и не мог никак понять, за что его судили. Эта грубость, избиения — все это просто его сломало. При этом мой сын был здоров. За два месяца до этого он проходил комиссию в военкомате, он не состоял на учете ни у одного специалиста, — плачет Светлана.

Еще в августе, на похоронах, один из мужчин, который некоторое время находился с Сашей после задержания, рассказывал про его странное поведение.

— После суда нас хотели везти в ИВС, но отвезли снова в спортзал РОВД. Там Саша стал совсем теряться. Просил денег на проезд, чтобы доехать до дому, вставал, пытался выйти из зала. Рядом сидел студент из Туркменистана — 3-й курс медуниверситета, — он сказал, что Саше надо в больницу, ему нужно срочно оказывать помощь.

По словам мужчины, он говорил милиционерам о том, что Саша нуждается в помощи — но скорую так никто и не вызвал.

— Вечером нас загрузили в машину, Сашу посадили в «стакан» — и там он уже просто сходил с ума. Кричал, звал родителей. Уже, кажется, и милиционеры поняли, что с ним что-то не то. «Полечили» газовым баллончиком. Потом нас вывели, а его оставили.

Все свидетели теряют связь с Сашей примерно в 10 вечера. В два ночи парня привезли в больницу. Около четырех утра он умер. Где он был до того, как попал к медикам, — главный вопрос, на который ищут ответ Сашины родители.

Метки:

Обсуждение