«Самое страшное, что дочь растёт без меня». Как в Гомеле осуждённым женщинам помогают стать хорошими мамами

30.10.2020 в 20:24
Владислав Потылкин, "Белка", фото: Мария Амелина

В Беларуси две женские исправительные колонии – в Гомеле и Речицком районе. Многие из оказавшихся здесь женщин чьи-то мамы и жёны, которые после долгой разлуки вернутся домой. Не дать потерять контакты с близкими людьми и научиться выстраивать отношения на расстоянии осуждённым помогает «Школа счастливой семьи». О практической состоятельности социального проекта журналисты «Белки» поговорили с его авторами и выпускницей.

НЕ ИЗОЛЯЦИЯ, А РАСКАЯНИЕ

Инициатива принадлежит общественному объединению «Социальные проекты», которое с 2011 года работает с пенитенциарными учреждениями Гомельской области в партнёрстве с DVV International Belarus. Директор ОО Нина Кекух объясняет, почему завязалось сотрудничество с женскими колониями:

– Основной смысл пенитенциарной системы – предоставить человеку шанс осознать содеянное и вернуться к нормальной жизни. Кстати, в переводе с латинского poenitentia – это не «изоляция», а «раскаяние». Именно здесь, в колонии, у многих появляется время переосмыслить свою жизнь, по-другому посмотреть на ситуацию, в которой они оказались. И тут возникает главная проблема: в силу обстоятельств они уже не могут ничего изменить. Одних лишили родительских прав, от других отвернулись близкие люди, у кого-то утеряна эмоциональная связь с ребёнком. Как психологически не сорваться? Есть ли шансы вернуться в семью? Ответы на эти и многие другие вопросы даёт наша «Школа счастливой семьи».

Программу общественники разработали сами на основании общения с осуждёнными. Курс состоит из десяти занятий. И это не сухие лекции, а именно групповая работа, где каждый имеет возможность высказаться, поделиться личным опытом в отношениях со своими детьми и близкими.

Нина Кекух

Обычно одновременно профессионалы ведут по две группы из 12-15 человек. При этом со второй группой работают девушки, которые сами прошли курс чуть раньше. По словам Нины Кекух, осуждённые оказались очень благодарной аудиторией. Им интересно общаться с людьми не в погонах. Многие участницы проекта полностью пересмотрели свои взгляды на материнство, стали чаще звонить домой. Даже самые замкнутые раскрылись с новой, лучшей, стороны.

Отбор несложный: у осуждённых должны быть дети, мотивация к обучению и чтобы до освобождения оставалось около года. Это минимальный срок для перестройки и начала выстраивания отношений с родными.

СКАЗКИ СО СМЫСЛОМ

В этом году из-за коронавируса занятия в школе проходят в онлайне через платформу Zoom.

– Здравствуйте, девушки, – обращается к курсанткам координатор проекта Наталья Горунова.

– Здравствуйте, – почти в один голос, улыбаясь, по ту сторону экрана отвечают своим наставницам осуждённые из ИК-24.

– Сегодня у нас последнее занятие, и мы посвятим его подведению итогов, осмыслению того, что мы с вами узнали и чему научились за время наших встреч.

Наталья Горунова

Но для начала Наталья читает вслух психологическую сказку о бабочке. Девушки внимательно слушают. По их лицам видно, что притчу они слышат впервые, и выражение «рождённый ползать – летать не может» теперь могут осмыслить иначе.

– Гусеница, пройдя через определённые испытания, становится бабочкой и может летать. Так и человек, проходя через разочарования и боль, получает новый опыт, который поможет ему стать лучше, достичь своей цели, жить в гармонии с собой и окружающими, – подытоживает Наталья и предлагает участницам на листе бумаги нарисовать силуэт бабочки: – С помощью цветных карандашей и красок на одном крыле изобразите свои позитивные эмоции, на другом – негативные. На всё про всё у вас четверть часа.

ИСТОРИЯ ВЕРЫ

Пятнадцать минут истекают быстро, и женщины снова на связи. Первой свою бабочку показывает Вера Белявская. Ей почти 30, она из Светлогорска. На свободе Веру ждёт восьмилетняя дочь Каролина. Где мама, девочка не знает. По семейной легенде, она трудится далеко от дома и зарабатывает деньги.

История Веры словно по учебнику: неблагополучная семья, плохая компания, наркотики. Сейчас в колонии она как раз из-за них, это её второй срок. Но она приняла своё прошлое и это интервью даёт под настоящей фамилией.

– Первый срок был по глупости. Мне было 17 лет, с нами в компании был мальчик, распространитель косметики Lambre. У него с собой были духи, и я решила, что мне они нужнее. Он написал заявление, меня вызвали в РОВД, где я во всём призналась. Получила одиннадцать месяцев «домашнего ареста», – вспоминает осуждённая. – В четырёх стенах не высидела, поэтому попала в колонию. Там многое осмыслила и смогла в себе поменять, но, видимо, не всё.

В первый же день на свободе Вера познакомилась с будущим отцом Каролины. Он, как оказалось, имел дело с запрещёнными веществами. Наркоманом не был, но мог позволить себе иногда покурить травку. Насмотревшись на отчима-пьяницу, девушка решила, что ничего плохого в этом нет: «Подумаешь, в остальном же парень адекватный». Вскоре Вера начала курить с ним за компанию. Сначала подолгу не могла прийти в себя, а потом втянулась.

Через год забеременела. А ещё через год отца ребёнка посадили в России за контрабанду марихуаны в особо крупных размерах. Вера вернулась в родной Светлогорск, но периодически ездила в Гомель встретиться с друзьями, среди которых тоже были любители покурить дурь.

– Раз или два в месяц приезжала в областной центр – отрывалась с друзьями в ночном клубе. А однажды подумала: хватит мелочиться – и решила продавца кинуть на наркотики, чтобы не ездить, не покупать их везде, а сразу взять много. Меня арестовали. Каролине тогда было три года, – вздыхает молодая женщина.

Малышку растит бабушка. Парень Сергей, с которым Вера встречалась перед отправкой в колонию, не бросил её. Наоборот, через три года приехал к ней, и они расписались. Недавно супруги общались по скайпу.

– Он часто видится с моей дочкой. Каролина к нему тянется, хоть он для неё и чужой человек. Это даёт надежду, что в будущем у нас всё будет хорошо. Я стараюсь ничего не пропустить из жизни моей доченьки. Мы переписываемся. В каждом письме я задаю ей вопросы и оставляю место для ответов. Так узнаю, что она любит, – улыбается счастливая мама.

Вера не боится, что жизнь проходит, и она не заработает достойную пенсию. Главный страх связан с тем, что дочь растёт без неё.

– Когда последний раз в августе Каролина вышла на видеосвязь, я не могла от неё оторвать глаз. Мы говорили обо всём подряд, она спрашивала, когда я вернусь. Я ей сказала, что Новый год мы, возможно, встретим вместе. Она очень обрадовалась этой новости, и теперь я делаю всё, чтобы не разочаровать свою девочку. Здесь, в колонии, очень много критериев, чтобы освободиться условно-досрочно.

По приговору суда, Вера должна выйти на свободу в июне 2023-го, но она не теряет надежды, что это случится раньше. О своём местопребывании Белявская хочет рассказать дочке сама. Пока, говорит, этой информации рано выходить на поверхность.

ОСТАЛОСЬ РАСПРАВИТЬ КРЫЛЬЯ

По словам Веры, занятия в «Школе счастливой семьи» помогли ей обрести уверенность в том, что она сможет стать достойной матерью. Именно здесь она нашла ответы на давно волновавшие её вопросы: «Как остаться для Каролины родным человеком?», «Как сделать так, чтобы в любой ситуации дочка бежала к ней за советом?», «Как, вообще, вести себя в первый день после освобождения?».

– Я уже всё продумала до мелочей, – удивляет признанием собеседница. – Первым делом приду к Каролине в школу и попрошу для неё освобождения от уроков хотя бы на три дня. Сильно прижму её к себе, долго не буду отпускать. А потом мы начнём говорить и строить планы. Я предложу ей бегать по утрам, записаться в музыкальную или художественную школу. Конечно, не всё сразу. Сначала разберёмся с её увлечениями, интересами, сильными сторонами характера…

А пока Вера согласилась вести занятия для других осуждённых:

– Да, я готова делиться своими знаниями с людьми, которые немного запутались и отчаялись. Здесь многие женщины опустили руки: они вроде хотят жить хорошо, освободиться и быть со своими детьми, но их останавливают материальные трудности, проблемы в общении. Хочется обнадёжить их, вселить уверенность.

За эти годы в колонии Вера сдала экзамены экстерном за 11 классов, освоила профессию раскройщика, получила 5-й разряд. Специальность востребованная, поэтому в родном Светлогорске можно рассчитывать на хорошо оплачиваемую работу.

По жизни Белявская оптимист. Вот и сегодня весь негатив осуждённая оставила на листе А4, и теперь ей самой, подобно бабочке на свободе, останется только расправить крылья.

Метки:

Обсуждение