Место уволенного за акцию протеста директора жлобинского «Белгосстраха» занял экс-председатель райисполкома

14.12.2020 в 13:20

Директором «Белгосстраха» по Жлобинскому району стал бывший председатель местного райисполкома Иван Науменко, которого отправили в отставку в сентябре. Об этом TUT.by рассказали источники в компании.

Фото: газета «Новы дзень»

Кресло руководителя районного представительства «Белгосстраха» пустовало после того, как его предыдущего директора Дмитрия Шмигельского сначала посадили на 10 суток за участие в акции протеста, а потом — уволили по статье.

Сегодня коллективу представили нового руководителя. Им стал экс-председатель Жлобинского райисполкома Иван Науменко, которого в сентябре отправили в отставку (его место занял Александр Григоренко).

Науменко 54 года. Окончил Белорусскую сельскохозяйственную академию, Институт управления агропромышленным комплексом и Академию управления при Президенте Республики Беларусь. Трудовой путь начал в 1988 году главным экономистом колхоза «Рассвет», затем был председателем правления колхоза «Правда», директором предприятия «Бобовский», работал председателем Кормянского, а затем — Жлобин­ского райисполкомов.

Мы позвонили уволенному ранее Дмитрию Шмигельскому, чтобы узнать, чем он сейчас занимается. По его словам, новую работу он пока не нашел.

«Компанию понимаю, но молчать не мог»

В Жлобине директору местного представительства «Белгосстраха» Дмитрию Шмигельскому дали 10 суток ареста за участие в акции, а после освобождения уволили с работы по статье. TUT.by поговорил с бывшим руководителем и узнал, не жалеет ли он о своей позиции.

Фото из личного архива Дмитрия Шмигельского

Дмитрий в должности директора представительства «Белгосстраха» по Жлобинскому району пробыл шесть лет. До этого работал в крупной частной страховой компании.

В августе с семьей Дмитрий сходил на акцию солидарности — и у Шмигельских начались неприятности. Правда, не сразу: спустя полтора месяца.

— В октябре нам позвонили из милиции и пригласили в РОВД. Там показали три фрагмента видео от 30 августа, которое снимал сотрудник милиции: на нем мы идем рядом с колонной протестующих. В этот день мы действительно прогуливались семьей. Красиво оделись в последние выходные лета и гуляли. Никакой незарегистрированной — впрочем, и зарегистрированной тоже — символики при нас не было, мы не делали ничего противозаконного. Милиционеры задали вопрос: почему мы не гуляли по другой стороне улицы, а шли рядом с колонной? Ну и все, больше никто ни в чем не разбирался, — вспоминает Дмитрий.

На обоих супругов составили протокол за участие в акции. 14 октября вызвали в суд. Дмитрию дали 10 суток — его прямо из зала суда в деловом костюме отправили в ИВС. Супруге Дмитрия Наталье дали штраф 20 базовых величин.

Семья Шмигельских. Фото из личного архива

Дмитрий признается, что арест стал для него неожиданностью. Но подчеркивает, что на ту семейную воскресную прогулку он шел осознанно.

—  Свою позицию я не скрывал с первых дней предвыборной кампании, хоть и понимал весь риск свободного волеизъявления для госслужащего. Мы еще весной поговорили с супругой и пришли к выводу, что молчать уже не сможем.

Сначала — ситуация с пандемией. Я не был сторонником того, чтобы уходить в строгий карантин. Но, понимаете, мы должны были услышать с экранов телевизоров то, что мы должны беречься, быть осторожными. Заболевшие коронавирусом и потерявшие родных должны были услышать какие-то слова поддержки и сострадания. Этого не произошло. Ну, а дальше — предвыборная кампания. К тому, что было до выборов, у меня тоже много вопросов. Для себя я определился: буду защищать свой голос.

Фото из личного архива семьи Шмигельских

До ареста, рассказывает Дмитрий, компания и высшее руководство отнеслись к его ситуации более-менее лояльно. Если не считать пары дисциплинарных взысканий за недостижение прогнозных показателей. Но такое, говорит Шмигельский, в компании происходило с руководителями представительств и раньше: выполнить план, особенно в проблемном 2020-м, было действительно сложно, и подобные взыскания никогда не являлись основанием для увольнения.

Но через некоторое время Дмитрий узнал, что руководство областного филиала «Белгосстраха» приезжало в Жлобин и встречалось с представителями райисполкома. А 15 октября, на следующий день после ареста Дмитрия, компания уведомила профсоюз о досрочном расторжении контракта с жлобинским директором. Дмитрия уволили по статье 42.6 ТК «Неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей работником, имеющим неснятое (непогашенное) дисциплинарное взыскание».

Коллектив написал обращение на имя руководства «Белгосстраха» с просьбой вернуть им их Дмитрия Валерьевича — но никто, конечно, не вернул.

Вместе с тем обиды на компанию, говорит экс-директор, у него нет: мол, все понимает. Хотя сам бы, говорит, не уволил сотрудника за участие в акции солидарности.

О том, что потерял работу, Дмитрий, конечно, жалеет, но тем не менее уверен, что всё сделал правильно.

— Оставаться равнодушным сегодня к тому, что происходило после выборов, — такой вариант для себя рассматривать я не мог. И рад, что я такой не один. Ни на секунду не возникало разочарования в наших людях. Даже сейчас, когда каждому выразившему свою позицию грозят огромные штрафы, аресты, другие риски, белорусы продолжают говорить и выходить. Сегодня мы видим медиков, ученых, студентов. Не осталось ни одной сферы, которая бы практически единогласно не высказала свое отношение к происходящему. Это уже не остановить, а всех уволить не получится.

Обсуждение